Спустя 25 лет после кровавых событий на площади Тяньаньмэнь Пекин применительно к гонконгским протестам сменил тактику массовых расстрелов на «медленное наступление в путинском стиле», отмечает The Washington Post. При этом коммунистическая диктатура Китая нуждается в молодых и образованных гражданах, а в РФ россияне не востребованы, рассуждает Гарри Каспаров. Между тем экс-глава Гонконга Ансон Чан рассуждает об ответственности Лондона за происходящее в бывшей колонии.

«Для тех, кто наблюдает за продемократическими акциями протеста в Гонконге, очевидны признаки, позволяющие провести параллель с другой студенческой акцией протеста в большом городе Китая 25 лет назад. Это наводит на тревожные мысли. В 1989 году на площади Тяньаньмэнь в Пекине солдаты открыли огонь, убив сотни человек, в основном мирных участников, если не более. Но с 1989 года прошло много времени, и многое изменилось как в Китае, так и во всем мире. По многим приметам, ныне Пекин может ориентироваться на другой, более современный пример того, как контролировать массовые акции протеста в городах, усовершенствованный Путиным», — переводит InoPressa статью Адама Тейлора в The Washington Post.

1687515_20141006164626

Журналист напоминает, что президент РФ, столкнувшись с массовыми гражданскими протестами, действовал «на удивление медленно и осторожно»: госСМИ обвинили в происходящем зловещие «иностранные силы», а через несколько месяцев акции выдохлись.

«Си Цзиньпин не хочет возвращаться на путь Мао, но он также не приемлет западную демократию, — считает Сяо Шу, приглашенный научный сотрудник в Колумбийском университете. — Так что Си будет следовать третьим путем — демократии путинского образца, контролируемой демократии — закрывая непокорные и поддерживая полезные для правительства НКО», — передает издание.

Председатель Human Right Foundation Гарри Каспаров тоже сравнивает события в Гонконге и Москве, задаваясь вопросом: почему гонконгские протестующие не сдаются, а российские потерпели неудачу?

В качестве наиболее простого и очевидного ответа на этот вопрос Каспаров в статье для The Washington Post указывает на воспоминания о хаосе и коррупции 1990-х годов, к которым россияне боятся вернуться в случае свержения Путина. Но, по мнению шахматиста и политика, есть и другие причины.

«Коммунистическая диктатура Китая нуждается в своем народе — особенно в молодых, образованных и глобально мыслящих людях», — говорится в статье. Китайская экономика зависима от потребителей в свободном мире. Бойня в Гонконге могла бы превратить надпись «сделано в Китае» в кровавую метку. Путин, напротив, не нуждается в россиянах, особенно в молодых и образованных»: для экспорта сырьевых ресурсов не требуются ни предприниматели, ни программисты, считает Каспаров.

Он находит еще одно различие: «китайский режим зиждется на широкой коллективной и идеологической базе», а «путинская Россия — самая опасная и непредсказуемая форма правления: диктатура одного человека», отмечает InoPressa. Каспаров полагает, что если гонконгские студенты смогут напомнить миру о необходимости с боем добывать демократию и права человека, то их протест уже удался.

Старший министр при последнем британском губернаторе Гонконга и в первые годы после передачи города КНР Аньсунь Чань тем временем определила виновников в нынешнем политическом кризисе в стране. По ее мнению, изложенному в статье для The Guardian, моральную и юридическую ответственность за протесты в Гонконге несет Великобритания, которая обязалась гарантировать неприкосновенность основных ценностей и уклада жизни в Гонконге до 2047 года.

«Хочется напомнить, что Джон Мейджор от лица британского народа дал обещание, что Великобритания будет делать все, чтобы гарантировать условия совместной декларации. В момент передачи министр иностранных дел Робин Кук подтвердил, что Великобритания будет использовать свое влияние, чтобы защитить Гонконг и свои свободы. Но где теперь британские комментарии с осуждением Китая?» — пишет она.

Блоггер Руслан Карманов, который в эти дни находится в Гонконге, в своем сообщении в Facebook утверждает, что о волнениях можно забыть, число протестующих стремительно падает. Он рассказывает о том, что «местные, рядом с которыми проходят посиделки, уже откровенно кидаются помоями и бьют морду, когда нет свидетелей». При этом китайские власти «плотно прорабатывают» профессоров, призывавших студентов участвовать в протестах, а также активистов из числа экологов и студенческие ассоциации.

В соответствии с этим прогнозом утром понедельника, 6 октября, из Гонконга начали поступать сообщения о демонтаже баррикад и разблокировании деловых кварталов.

Акция за демократические выборы получила название Occupy Central («Оккупируй Централ»), также ее называют «революцией зонтиков» — многие оппозиционеры используют их, защищаясь как от солнца с дождем, так и от слезоточивого газа, который иногда использует полиция. Демонстрации начались еще в начале сентября сразу после объявления китайских властей о том, что Гонконгу предоставят право выбирать из нескольких кандидатов, однако определять и утверждать их все равно будет Пекин.

В конце сентября массовые выступления вспыхнули с новой силой. Власти КНР заявили, что идти на уступки не собираются, а действия оппозиционеров рано или поздно зайдут в тупик. Активисты, в свою очередь, потребовали отставки Лян Чжэньина, но глава Гонконга отказался покидать свой пост. С конца сентября в ходе уличных акций пострадали свыше 100 человек, в том числе и сотрудники полиции.